cumpol (cumpol) wrote,
cumpol
cumpol

Categories:

Размышления у ворот психбольницы.



Проходил мимо психиатрической больницы и вдруг вспомнил: а ведь я был здесь тридцать лет назад!
Заходил к завхозу (или заму по АХЧ), просил у него несколько бэушных кроватей для организации комнаты отдыха аварийной службы. Обращение моё выглядело нелепо, наверное, было понятно, что я говорю неправду. Но завхоз, похожий на психиатра из «Кавказской пленницы, не стал вникать в детали, а просто вызвал помощника и распорядился: «Выдайте ему кровати!». Видимо, это была далеко не самая идиотская просьба, с которой к нему обращались в этих стенах.
В палаты я не заглядывал, но в коридоре видел, как вполне здоровому на вид дядьке передавали не слишком аппетитные яблоки. А у того были довольные, возможно даже счастливые, глаза. Подумал: а может ему хорошо в своём придуманном мире? Лучше, чем тем, кто принёс  яблоки, потому что они вынуждены  находиться в суровой реальности истинного бытия?
Так уж получается: один живёт в дурдоме, другой пока нет, а третий находится в дороге. Либо туда, либо обратно (первое значительно чаще). Бывает, местонахождение человека в конкретный момент времени определяется чистой случайностью, потому что по своему состоянию он подходит для любого варианта.
Посмотрим, к примеру, на широко известного в узких кругах П. Судя по его комментариям, он в дороге. Причём, давно, поэтому скоро должен добраться.
В таком случае, куда его лучше поместить? На 4 этаж? Оттуда хороший обзор, можно разглядеть светлое будущее, которое уже не за горами. Но, если он будет показывать задницу прохожим, те, из-за большого расстояния, могут его не понять – просто подумают, что в окно смотрит лысый мужик с большой головой. Если зрители останутся равнодушными, то П получит глубокую душевную рану, после чего перекусает соседей и санитаров.
Наверное, более подходящим станет для П второй этаж. Он попадёт в комфортную девятиместную палату, с коричневой надписью на грязно-серой стене: «Этого клопа раздавил Виктор Цой». Останков клопа, конечно, уже не будет – они давно разобраны на сувениры. П нужно сразу объявить себя Кириллом и Мефодием одновременно. Чтобы получать двойную порцию баланды. Потому что из неё (мешая пополам с фекалиями) можно будет лепить пирожки и слоников.
 Принюхавшись к запаху мочи, исходящему от матраса, П решит, что его оставил сам Иосиф Бродский! Разве такое можно забыть! Если приступы болезни удастся заглушить, то П, на какое-то время, выйдет в отвратительный реальный мир. И расскажет своим собутыльникам о привалившем ему счастье. Сообщество о политике он, конечно, покинет. И перейдёт в литературное. Ведь людей, которые могут хоть что-то рассказать о Бродском, осталось так мало!
Если на побывке П напишет пост о своём пребывании в дурке, то читателям откроется прелесть мира душевнобольных. Ведь мы все являемся его потенциальными жителями (кому не повезёт, тот умрёт раньше). Где ещё можно запросто общаться с гуманоидами, раскрывать заговоры и проявлять милость к подданным и падшим? А после обеда запросто беседовать с Петром Первым или Иваном Грозным?
Стоит ли от этого отказываться только из-за опасения, что кто-то, глядя на вас, повертит пальцем у виска?
Subscribe

  • Ленские расстрелы.

    В истории России есть чёрная страница – Ленский расстрел рабочих, случившийся в 1912 году. После него по всей стране прокатились волнения, в…

  • Кладбище, как зеркало русской революции.

    Проходил я мимо Богословского кладбища и решил зайти, посмотреть на могилы Виктора Цоя и других музыкантов. Вообще-то, я не поклонник рок-музыки,…

  • Кто виноват в катастрофе 1941 года?

    Сразу после начала Великой Отечественной войны Красная армия стала терпеть одно поражение за другим. С каждым днём положение становилось всё более…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments